Астма и удаление аденоидов

Аденоиды и бронхиальная астма у детей: роль местной терапии Текст научной статьи по специальности « Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Матвеева А.Ю., Зайцева О.В., Самсыгина Г.А., Богомильский Р.М.

В работе представлены результаты обследования 220 детей, больных бронхиальной астмой (БА). В качестве группы сравнения было обследовано 100 больных без признаков атопии. Было выяснено, что у 150 (68%) детей БА сочеталась с аллергическим ринитом, у 50 (23%) отмечались явления атонического дерматита. Гипертрофия глоточной миндалины (ГМ) у детей, страдающих БА и условно здоровых, встречается практически с одинаковой частотой (в 83,5% случаев). Однако при БА в 59 из 83% случаев отмечается гипертрофия ГМ II и III степени, в то время как у практически здоровых по атопии детей II и III степень гипертрофии ГМ регистрируется только в 37 из 84% наблюдений. В 27% случаев БА сочеталась не только с гипертрофией ГМ, но и с наличием хронического аденоидита. При бактериологическом исследовании мазков из носоглотки детей с БА и гипертрофией ГМ положительный результат получен в 87% случаев, что свидетельствует о большой антигенной нагрузке и, возможно, персистировании инфекционного процесса. Полученные данные позволили разработать и предложить схему местной терапии аденоидита с использованием местного антибиотика Биопарокса в комплексе с носовым душем Физиомером. Использование данной схемы терапии позволило сократить сроки санации носоглотки и повысить ее эффективность.

Authors examined 220 children with bronchial asthma (BA) and 100 children without signs of atopy as control group. BA was associated with allergic rhinitis in 150 patients (68% of cases); and 50 children (23% of cases) had signs of atopic dermatitis. Rate of pharyngeal tonsil (PhT) hypertrophy was practically similar in patients with BA and in control (83,5% and 84% of cases correspondingly). But PhT hypertrophy grade II-III occurred in 59 patients with BA and only in 37 patients without atopy. BA was combined not only with PhT hypertrophy but with chronic adenoiditis in 27% of cases. Pharungeal culture of patients with В A and PhT hypertrophy was positive in 87% of cases, and this fact was the evidence of high antigen load and, perhaps, of infection persistence. These data permitted to outwork and to propose protocol of local adenoiditis treatment with usage of local antibiotic Bioparox and nasal sprinkling by Physiomer. These measures permitted to reduce the term of pharynx saniation and to improve its efficacy.

Текст научной работы на тему «Аденоиды и бронхиальная астма у детей: роль местной терапии»

© Коллектив авторов, 2005

А.Ю. Матвеева, О.В. Зайцева, Г.А. Самсыгина, М.Р. Богомильский

АДЕНОИДЫ И БРОНХИАЛЬНАЯ АСТМА У ДЕТЕЙ: РОЛЬ МЕСТНОЙ ТЕРАПИИ

Кафедра детских болезней № 1 с курсом кардиологии и кардиоревматологии ФУВ и кафедра оториноларингологии педиатрического факультета РГМУ, Москва

В работе представлены результаты обследования 220 детей, больных бронхиальной астмой (БА). В качестве группы сравнения было обследовано 100 больных без признаков атопии. Было выяснено, что у 150 (68%) детей БА сочеталась с аллергическим ринитом, у 50 (23%) отмечались явления атопического дерматита. Гипертрофия глоточной миндалины (ГМ) у детей, страдающих БА и условно здоровых, встречается практически с одинаковой частотой (в 83,5% случаев). Однако при БА в 59 из 83% случаев отмечается гипертрофия ГМ II и III степени, в то время как у практически здоровых по атопии детей II и III степень гипертрофии ГМ регистрируется только в 37 из 84% наблюдений. В 27% случаев БА сочеталась не только с гипертрофией ГМ, но и с наличием хронического аденоидита. При бактериологическом исследовании мазков из носоглотки детей с БА и гипертрофией ГМ положительный результат получен в 87% случаев, что свидетельствует о большой антигенной нагрузке и, возможно, персистировании инфекционного процесса. Полученные данные позволили разработать и предложить схему местной терапии аденоидита с использованием местного антибиотика Биопарокса в комплексе с носовым душем Физиомером. Использование данной схемы терапии позволило сократить сроки санации носоглотки и повысить ее эффективность.

Authors examined 220 children with bronchial asthma (BA) and 100 children without signs of atopy as control group. BA was associated with allergic rhinitis in 150 patients (68% of cases); and 50 children (23% of cases) had signs of atopic dermatitis. Rate of pharyngeal tonsil (PhT) hypertrophy was practically similar in patients with BA and in control (83,5% and 84% of cases correspondingly). But PhT hypertrophy grade II—III occurred in 59 patients with BA and only in 37 patients without atopy. BA was combined not only with PhT hypertrophy but with chronic adenoiditis in 27% of cases. Pharungeal culture of patients with BA and PhT hypertrophy was positive in 87% of cases, and this fact was the evidence of high antigen load and, perhaps, of infection persistence. These data permitted to outwork and to propose protocol of local adenoiditis treatment with usage of local antibiotic Bioparox and nasal sprinkling by Physiomer. These measures permitted to reduce the term of pharynx saniation and to improve its efficacy.

У часто болеющих детей частота заболеваний ЛОР-органов составляет от 42,6% до 58%. Максимальный уровень распространенности ЛОР-заболеваний приходится на ясельный и дошкольный возраст. Наиболее часто встречается патология глоточной миндалины (ГМ) (аденоиды, хронический аденои-дит), что суммарно составляет 51,8% в структуре ЛОР-заболеваний [1].

ГМ (ТопвШа рЬагу^еаНв) расположена на своде носоглотки. Она выстлана однослойным многорядным мерцательным эпителием респираторного типа, образующим неглубокие погружения — лакуны, делящие орган на ряд вертикально идущих валиков лимфоидной ткани. При хроническом воспалении ГМ эта лимфоидная ткань разрастается и называется аденоидными вегетациями, или аденоидами [2].

ГМ локализуется в стратегической, по выражению А. Хэма и Д. Кормака [3], зоне дыхательных

путей, где имеется высокая вероятность массивного антигенного воздействия. ГМ является одной из структурно оформленных скоплений лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистыми оболочками (mucosa associated lymphoid tissue — MALT) и принимает участие в механизмах иммунной защиты [4]. Местный иммунитет отражает общую иммунологическую реактивность на уровне слизистых оболочек и проявляется местной продукцией антител, в т.ч. секреторного IgA и IgM.

ГМ входит в состав лимфоэпителиальных органов (ЛЭО), основной функцией которых является лимфоцитопоэтическая, состоящая в генерации (производстве) и диссеминации В-клеток-бластов, которые впоследствии требуют некоего вторичного сигнала для своей дифференцировки в зрелый им-мунопродуцент в местах своей окончательной локализации [5]. Существуют веские основания предполагать, что лимфоцитопоэз в ГМ поставляет лимфоциты

в слизистую оболочку верхних дыхательных путей. Механизм направленной миграции генерированных и «обученных» в ЛЭО клонов лимфоцитов в «свои» регионы [6, 7] предполагает наличие специфической детерминации эндотелия кровеносных сосудов, клетки которого экспрессируют НЬДБИ-антиген.

Нарастание площади ЛЭО коррелирует с увеличением площади вторичных фолликулов и имеет определенную возрастную динамику. Пик выраженности приходится на 5—7 лет, что не исключает индивидуальных подъемов иммунологической активности у детей в возрасте 8—14 лет, но в среднем она ниже, чем у детей младшей возрастной группы.

Патология ГМ в значительной степени обусловливает высокую респираторную заболеваемость у детей, особенно дошкольного возраста. Известно, что более 90% всех болезней респираторного тракта составляют острые респираторные вирусные инфекции. Клинически часто болеющие дети (ЧБД) характеризуются формированием очагов хронической инфекции, развитием сопутствующих, в т.ч. аллергических заболеваний [8].

Взгляды на лечение ЧБД, имеющих патологию ГМ и проявления атопии, менялись по мере углубления представлений о сущности аллергических болезней и изучения физиологической роли лим-фаденоидного глоточного кольца [9]. Так, в 40— 60-е годы текущего столетия врачи широко прибегали к хирургическим методам лечения заболеваний верхних дыхательных путей (ВДП) (операции на придаточных пазухах носа, носовых раковинах, носовой перегородке, носоглотке и др.), считая, что эта мера в большей степени способствует реабилитации больного, чем консервативное лечение. Однако подобный принцип подхода к этой проблеме не оправдал себя, в связи с чем еще на 8-м Международном конгрессе оториноларингологов (Токио, 1965) критиковался метод хирургического лечения заболеваний ВДП на фоне аллергической патологии и особо подчеркивалось значение консервативной противовоспалительной терапии.

Читайте также:  Мокрота очень вязкая причины

В 60—70-е годы отношение врачей к хирургическому лечению заболеваний ВДП у детей с аллергической патологии сводилось к известному в те годы изречению: «аллергия и скальпель не совместимы». С начала 80-х годов сформировалось мнение, что оптимальным у данной категории больных является только противовоспалительное лечение и аллергенспецифическая иммунотерапия, при необходимости щадящее хирургическое вмешательство с использованием современной эндоскопической техники.

Однако до настоящего времени дети с гипертрофией ГМ/аденоидитом и страдающие атопичес-кими заболеваниями дыхательных путей (прежде всего бронхиальной астмой — БА) часто подвергаются необоснованному оперативному вмешательству, что определяет актуальность проблемы разработки и внедрения современных консервативных

методов комплексного лечения этой категории пациентов. Целью нашей работы явилось изучение взаимосвязи таких атопических заболеваний, как БА и аллергический ринит (АР) с патологией ГМ и исследование возможностей современной местной терапии.

Материалы и методы исследования

Под нашим наблюдением находилось 220 детей, больных БА. Обследование проводили на базе аллергологического отделения ДГБ № 38. Мальчиков было 120, девочек 100. Возраст детей колебался от 2 до 15 лет. В качестве группы сравнения было обследовано 100 больных без признаков ато-пии (62 мальчика и 38 девочек) на базе приемного отделения Морозовской ДГКБ. Эти пациенты обращались за помощью в связи с острой соматической патологией. Группы были рандомизированы по возрасту и полу.

У детей основной группы основным диагнозом была атопическая БА. Клиническая характеристика больных представлена в табл. 1. Все дети получали базисную и симптоматическую терапию БА, соответствующую тяжести течения и периоду болезни.

Клиническая характеристика больных БА на момент обследования

Период болезни Абсолютное число больных

Степень тяжести БА

легкая среднетяжелая тяжелая

Неполная ремиссия 41 24 16

Обострение 30 29 10

У 150 (68%) детей БА сопровождалась АР.

Диагноз АР основывался на данных анамнеза (приступы затрудненного дыхания, зуд в области носа с пароксиз-мальным чиханием, нарушение сна), клинического осмотра (отек носовых раковин, насыщенный цвет слизистой оболочки, серозно-слизистые выделения из носа) и лабораторного исследования (определение количества эозино-филов в носовом секрете, результаты кожно-скарифика-ционных проб, уровень содержания ^Е крови).

У 50 (23%) из наблюдаемых больных основной группы отмечались явления атопического дерматита.

Диагностика гипертрофии ГМ основывалась на данных анамнеза (нарушение носового дыхания, храп, беспокойство во время сна, частые и затяжные насморки, отиты), объективного исследования (передняя риноскопия — наличие отделяемого в общих носовых ходах, в просвете носоглотки; фарингоскопия — стекание патологического отделяемого из носовой части глотки). Части больных проводили исследование носа и носоглотки с помощью гибкой и жесткой оптики (углы зрения 0° и 30°) диаметром 1,9 и 2,7 мм, рентгеновского и пальцевого исследований носоглотки.

Оценку затруднения носового дыхания, выделений из носа, гнусавости и храпа в процессе лечения также производили родители ежедневно по 10-балльной системе, в которой значение «1» соответствует минимальной симптоматике, а «10» — максимальной выраженности жалоб.

У всех больных исследовали микробный пейзаж носоглотки — мазок брали стерильным ватным тампоном на изогнутом под 90° металлическом стержне и доставляли в лабораторию не более чем через 2 ч после забора материала.

Результаты и их обсуждение

Проведенное нами исследование установило, что свободная носоглотка у детей с БА выявлена в 37 (17%) случаях, гипертрофия аденоидов I степени выявлена у 53 пациентов (24%), II степени — у 83 (38%), III степени — у 47 (21%) (табл. 2).

Таблица 2 Состояние ГМ у детей с БА

У 100 детей без атопии свободная носоглотка была выявлена у 16 (16%) человек, I степень гипертрофии ГМ — у 47 (47%), II степень — у 25 (25%), III степень — у 12 (12%) детей (табл. 3).

Таким образом, гипертрофия аденоидов у детей с БА, по нашим данным, встречается значительно чаще, чем у детей без атопии, что согласуется с данными других наблюдений [4, 10].

Некоторые авторы считают, что пальцевое исследование носоглотки не дает полной информации об аденоидных вегетациях, их величине, форме, отношении к стенкам носоглотки и хоанам. Однако в своей работе мы отметили, что имеется довольно убедительная корреляция субъективной характеристики степени гипертрофии ГМ при пальцевом

исследовании с данными рентгенологического исследования носоглотки. Это позволяет в определенных случаях использовать пальцевое исследование как доступное в любой обстановке скрининговое исследование с целью получения предварительных данных о состоянии аденоидов. У 27% детей (у 60 из 220) с БА при проведенном нами обследовании были выявлены явления хронического аденоидита, критериями диагноза которого были следующие изменения: повторяющиеся в течение года эпизоды гнойного насморка, периодического субфебрилитета; лимфоидные элементы на задней стенке глотки; данные эндоскопического исследования носоглотки — сглаженность борозд ГМ, налеты на ее поверхности; рентгенографические признаки гиперплазии аденоидов и положительное бактериологическое исследование мазков из носоглотки.

При этом гипертрофия аденоидов I степени соответствовала увеличению ГМ, прикрывающей верхнюю 1/3 сошника, II степень — увеличению аденоидов, достигающих уровня заднего конца средней носовой раковины или прикрывающих примерно 2/3 сошника, III степень — увеличению ГМ, полностью прикрывающей сошник [1].

Рис. 1. Структура микрофлоры, выделенной из носоглотки у наблюдаемых больных. 1 — Neisseria spp., 2 — Str. haemolyticus, 3 — Str. epidermidis, 4 — St. aureus, 5 — Candida albicans, 6 — Str. viridans, 7 — отсутствие роста.

Состояние ГМ у детей без атопии

Степень гипертрофии ГМ Абс. число %

Степень гипертрофии ГМ Абс. число %

Рис. 2. Динамика выраженности затрудненного носового дыхания у наблюдаемых больных в процессе лечения. Здесь и на рис. 3 и 4: 1-й столбик — основная группа, 2-й столбик — контрольная группа.

Учитывая высокую распространенность бактериального инфицирования ГМ у детей с БА, нами была разработана схема терапии, конечной целью которой ставились следующие эффекты: уменьшение воспаления в носоглотке, улучшение носового дыхания, снижение микробной обсемененности, улучшение качества жизни больного.

С этой целью мы предложили проведение терапии по следующей схеме: в течение 10 дней детям проводили ирригационную терапию (промывание и орошение полости носа и носоглотки физиологическим раствором, коммерческим препаратом Фи-зиомер). Целью этих манипуляций были снижение микробной контаминации слизистых оболочек носа и носоглотки, разжижение густого экссудата, размягчение и в результате более легкое удаление корок. Затем носовую и ротовую полости орошали аэрозольным препаратом Биопарокс (Фюзафунжин).

парокс позволяет уменьшить фармакологическую нагрузку сосудосуживающими средствами [10].

Данная схема лечения была использована у 60 детей с хроническим аденоидитом, основным заболеванием у которых была БА (все дети находились в стадии ремиссии БА). Каждую половину носа и глотку орошали Биопароксом 4 раза в день по 4 дозы в течение 10 дней.

Контроль эффективности лечения осуществляли на основании анализа субъективной оценки состояния больного ребенка его родителями (каждый день), данных оториноларингологического обследования (2 раза в неделю), контрольной эндоскопии полости носа и носоглотки (до лечения, в середине курса, после лечения).

Контрольную группу составили 20 детей с БА, получающих назальный душ физиологическим раствором комнатной температуры, сосудосуживающие капли в нос на турунде по 10 мин 3 раза в день, затем через 10 мин введение 2% раствора колларгола по 3—4 капли в каждую половину носа.

Наблюдение показало, что после проведенного лечения определенное улучшение наступало в обеих группах. Динамика качества носового дыхания до 4-го дня лечения была примерно одинаковой, но, начиная с 5-го дня и до конца лечения, показатели в основной группе были значительно лучше, чем в контрольной (2 и 3,8 баллов) (рис. 2).

При анализе клинических проявлений ринореи родители детей основной группы отметили улучшение уже к 5-му дню лечения. При этом выраженность ринореи оценивалась ими в 4,5 балла против 6 баллов у детей контрольной группы. Такая значительная разница сохранялась до конца курса лечения (рис. 3).

Храп и гнусавость к концу лечения у детей основной группы уменьшились в 1,6 раза, в контрольной группе — в 1,4 раза (рис. 4). Эндоскопическая картина носоглотки после лечения у детей основной группы характеризовалась чистой поверхностью миндалины, более плотной ее консистенцией, резким уменьшением стекловидного отека.

Рис. 3. Динамика количества носового секрета у наблюдаемых больных в процессе лечения.

мнению, положительные результаты были достигнуты в результате совместного использования Био-парокса и назального душа, что позволило наносить антибактериальный препарат местного действия непосредственно на очищенную от патологического секрета слизистую оболочку.

Читайте также:  Почему болит в груди и кашель

1. Гипертрофия ГМ у детей, страдающих БА, и условно здоровых встречается практически с одинаковой частотой (около 83,5% случаев). Однако при БА значительно чаще отмечается гипертрофия ГМ II—III степени.

2. В 27% случаев БА сочеталась не только с гипертрофией аденоидов, но и с хроническим аде-ноидитом.

3. При бактериологическом исследовании мазков из носоглотки детей с БА и гипертрофией ГМ положительный результат получен в 87% случаев, что свидетельствует о большой антигенной нагрузке и, возможно, персистировании инфекционного процесса.

4. Полученные данные позволили разработать и предложить схему местной терапии аденоидита с использованием местного антибиотика Биопарок-са в комплексе с носовым душем с использованием Физиомера, что позволило сократить сроки санации носоглотки и повысить ее эффективность.

См. опИпе-версию журнала http://www.pediatriajournal.ru № 3/2005, приложение № 6.

Рис. 4. Динамика выраженности гнусавости и храпа у наблюдаемых больных в процессе лечения.

Во время лечения ни у одного пациента не отмечалось обострения БА. Больные хорошо переносили препарат.

Полученные данные подтвердили эффективность разработанной нами схемы местной терапии аденоидита с включением Биопарокса при лечении хронических аденоидитов на фоне БА. По нашему

1. Цветков Э.А., Веселов Н.Г. // Вестн. оториноларингологии. — 1996. — № 6. — С. 33 — 37.

2. Быкова В.П. // Рос. ринология. — 1996. — № 2—3. — С. 23 — 30.

3. Хэм А., Кормак Д. // Гистология: Пер. с англ. — Т. 2. — М., 1982.

4. Квантовая терапия в комплексном лечении часто болеющих детей с хроническим аденоидитом /

Вавилова В.П., Гаращенко Т.И., Перевощикова Н.К., Богомильский М.Р., Грабовщинер А.Я. — М., 2003. — 150 с.

5. Быкова В.П. // Арх. патологии. — 1995. — № 1. — С. 11 —16.

6. Stohr P. // Biol. Zbl. — 1982. — № 2. — P. 368 — 370.

7. Kelemen G. // Arch. Otolaryngol. — 1943. — Vol. 38. — P. 433 — 444.

8. Маркова Т.П., Чувиров Д.Г. // Рус. мед. журнал. — 2002. — Т. 10, № 3. — С. 125 —127.

9. Гамзатов А.А., Гаджимирзаев Г.А. // Вестн. оториноларингологии. — 1997. — № 5. — C. 25 — 27.

10. Балясинская Г.Л., Коровина Н.А., Таточенко В.К.. Антибактериальная терапия острых респираторных заболеваний у детей. Пособие для врачей. — М., 2002.

11. Фотин А.В., Альтман Е.М., Шустер М.А. Аденоидные разрастания у детей (клиника, диагностика, лечение). Методические рекомендации. — М., 1973.

12. Балясинская Г.Л. // 8-й Конгресс педиатров России «Современные проблемы профилактической педиатрии». — М., 2003. — С. 8.

13. Самсыгина Г.А.// Трудный пациент. — 2004. — Т. 2, № 2. — С. 10 — 17.

Источник

Удалять или не удалять аденоиды

Для начала попробуем разобраться, что это вообще за заболевание, почему оно возникает и по каким признакам его можно у ребенка обнаружить.

Что такое аденоиды

Аденоиды — это патологическое увеличение (гипертрофия) носоглоточной миндалины. В норме миндалина выполняет функцию самую что ни на есть благородную — защищает организм от инфекций, фактически служит пограничником, который в случае нападения врага — бактерий или вирусов — первым вступает в битву за здоровье.

А вот ее увеличение приводит к появлению не очень-то приятных симптомов: к обильным выделениям из носа, его заложенности и, как следствие, к затрудненности дыхания. Разросшаяся лимфоидная ткань перекрывает доступ воздуху, попадающему в легкие через носоглотку.

Заканчивается все тем, что ребенок начинает дышать исключительно через рот. Его он закрывает только после настоятельной просьбы родителей. Но уже через несколько минут все возвращается на круги своя: малыш ходит, играет, ест и спит с открытым ртом. Некоторые взрослые могут спросить: Ну и что? Какой от этого вред? Какая разница, как дышит ребенок? А разница, оказывается, есть. При дыхании через рот в организм поступает слишком мало кислорода.

Все ткани и органы ощущают нехватку питания, и прежде всего, это касается головного мозга. По этой причине малыш с аденоидами развивается хуже своих сверстников. Он плохо концентрирует внимание, быстро устает, отличается вялостью и апатией. В школе у таких детей часто снижена успеваемость. Хотя, на самом деле интеллектуальное развитие остается у них в норме.

Постоянное дыхание через рот также приводит к деформации лицевого черепа. Отоларингологи даже придумали специальный термин — аденоидное лицо. Специалист легко определит наличие заболевания у ребенка по его отвисшей нижней челюсти, воспаленной верхней губе и сглаженным носогубным складкам. Со временем у маленьких пациентов формируется неправильный прикус, возникают логопедические проблемы, и это уже на фоне имеющейся гнусавости. Если заболевание возникает в раннем периоде — до года, то малыш с трудом овладевает речью.

Дети с тяжелой формой аденоидов нередко страдают и от беспокойного сна. Бывает, что они просыпаются по несколько раз за ночь, потому что им трудно дышать, а также из-за собственного храпа или из-за сухого кашля, который возникает рефлекторно, в ответ на проглатывание выделений из слизистой носа. В некоторых случаях может возникать ночное недержание мочи, вызванное изменениями ритма кровообращения головного мозга.

Еще одно неприятное следствие увеличенной миндалины — ухудшение слуха. Аденоиды закрывают отверстия евстахиевых труб и нарушают нормальную вентиляцию среднего уха, что приводит к развитию частых отитов и даже тугоухости.

Проверить, в порядке ли слух у ребенка, каждая мама может самостоятельно, не обращаясь за помощью к специалисту. Для этого существует несложный метод диагностики — шепотная речь. Как его применить? Просто позовите ребенка шепотом с отдаленного расстояния. Если он не услышит с первого раза, подойдите поближе и повторите его имя снова.

Продолжайте обращаться к малышу до тех пор, пока он не отзовется. Если окажется, что ребенок воспринимает шепотную речь с расстояния менее шести метров, то это — повод обратиться к отоларингологу. В том случае, если тугоухость связана с аденоидами, то пугаться ее не стоит. Нарушения слуха пройдут, как только будет решена проблема, их вызвавшая. Правда, причиной может оказаться и другая болезнь, например, неврит слухового нерва. В любом случае медлить с консультацией у отоларинголога не стоит.

Мы перечислили достаточно много осложнений, вызванных аденоидами. Наверное, даже чересчур много для одной единственной миндалины, не правда ли? А ведь это еще далеко не все. Прибавьте ко всему вышесказанному частые головные боли, проблемы с желудочно-кишечным трактом, анемии, астматические приступы. В общем, получается, что одна патология в организме автоматически влечет за собой другую. А запущенность процесса приводит к тому, что здоровье ребенка оказывается под серьезной угрозой.

Каковы же причины столь опасного заболевания? Подмечено, что чаще всего аденоиды появляются у детей в возрасте 3-7 лет, когда малыши начинают ходить в детский сад, школу и обмениваться со сверстниками не только своими игрушками, но и микрофлорой. В результате чего возникают частые болезни: скарлатина, корь, дифтерия, ОРВИ и т.д. Они-то в свою очередь и провоцируют увеличение и воспаление миндалины. Также большую роль в развитии заболевания играют наследственные факторы. Если папе или маме ребенка в детстве ставили диагноз аденоидные разрастания, то вероятность их появления у крохи очень высока.

Важно, чтобы заболевание было диагностировано как можно раньше. Тогда вероятность успешного лечения аденоидов значительно возрастает.

Лечение аденоидов

Возникает логичный вопрос: «Как же бороться с аденоидами в носу?» Здесь все зависит от степени разрастания миндалины. Если она не сильно перекрывает просвет воздухоносных путей, то можно обойтись медикаментозным лечением, физиотерапией, дыхательной гимнастикой и курортотерапией. Но справедливости ради надо сказать, что все эти меры не всегда оказываются эффективными. Если в течение полугода никаких улучшений от их применения не наблюдается, и ребенок продолжает мучиться от болезни, то впору подумать о хирургическом решении проблемы.

Хирургическое лечение

Операция по удалению аденоидов (аденотомия — частичное удаление или аденэктомия — полное удаление носоглоточной миндалины), сегодня проводится под местной анестезией или под общим обезболиванием. Первый считается более безопасным с физиологической точки зрения. Но большинство врачей полагают, что наблюдение за ходом операции у неподготовленного малыша может вызвать серьезную психологическую травму. Память о проделанной экзекуции и страх перед людьми в белых халатах останутся на долгие годы. Именно поэтому все чаще в больницах прибегают к общей анестезии, как к более гуманному способу обезболивания по отношению к ребенку.

Читайте также:  Каким препаратом разжижить мокроту

Проводится операция быстро: всего за несколько минут при местной анестезии и 20-30 минут при эндоскопическрм вмешательстве. Три первых послеоперационных дня ребенку нельзя давать горячую пищу: она может вызвать расширение сосудов и кровотечения.

Исключен также прием острых, холодных блюд. Подогретыми супами и кашами кормят, начиная с четвертого дня, не раньше. Такой режим устанавливают малышу дней на 9-10. Затем он сможет вернуться к привычному образу жизни.

Побочные эффекты и осложнения от аденотомии или аденэктомии встречаются редко. Поначалу после удаления миндалины ребенок будет дышать ртом. Это не значит, что операция оказалась бесполезной. Просто малышу трудно сразу перейти на носовое дыхание. Помимо этого, на месте удаленных аденоидов появляется послеоперационный отек. Он загораживает носоглотку и мешает сделать полноценный вдох в первые дни после операции. Но к десятому дню все проходит, и ребенок дышит свободно.

Существует еще одна неувязка: удаленная миндалина может отрасти заново. И она тоже не застрахована от гипертрофии и воспаления. Но происходит это не всегда, да и вновь появившиеся аденоиды повторно удаляют нечасто. В таких случаях врачи стараются ограничиться консервативным лечением.

Иногда бывает так, что родители малыша отказываются от проведения операции, узнав о том, что с возрастом носоглоточная миндалина уменьшается в размерах, а у большинства взрослых она вообще атрофируется. Действительно, зачем удалять проблему, которая со временем сама может исчезнуть? Для начала нужно вспомнить, что излишняя категоричность до добра еще никого не доводила. Возобладать в принятии окончательного решения должны не домыслы и предубеждения, а здравый смысл.

Консервативная терапия

При аденоидах малого и среднего размера (заболевании 1 и 2 степени) назначают консервативное лечение: закапывание в нос 2 %-ого раствора протаргола, промывание носовой полости, применение детских сосудосуживающих капель, спасающих нос от заложенности.

К промыванию носа на фоне аденоидов у ребенка следует подходить с крайней осторожностью. Неправильно проделанная процедура может привести к попаданию раствора в полость среднего уха и развитию острого отита. В 100-% случаев такая ситуация возникает при аденоидах 3 и 4 степени. Поэтому важно помнить, что при тяжелых формах заболевания нос промывать запрещено. Также как нельзя это делать при часто возникающих носовых кровотечениях и хронических отитах у маленьких пациентов.

Как правильно промыть нос ребенку

Большинство детей относятся к данному методу лечения с неприязнью и даже боятся его. Поэтому важно подойти к вопросу деликатно, объяснить ребенку, что это необходимо для его здоровья — чтобы носик лучше дышал. Хорошо, если процесс будет проведен в игровой форме или один из родителей на своем примере покажет, что промывание носа абсолютно безболезненно. Наглядная демонстрация процедуры папой или мамой должна убедить ребенка в том, что делать ее совсем не страшно.

Многих родителей интересует вопрос, с какого возраста вообще можно промывать нос ребенку? Ответ прост. С того момента, как вы сможете объяснить ему порядок проведения процедуры и будете уверенны в том, что малыш сумеет понять вас правильно. Врачи советуют это делать не раньше 4 лет. До этого момента для очищения полости носа пользуются специальными детскими капельками, которые размягчают густые выделения слизистой, ватными фитильками и аспираторами.

Для промывания можно применять обычную кипяченую воду, отвары лекарственных трав (ромашки, эвкалипта, календулы, шалфея, зверобоя), морскую воду, изотонический раствор или специальные готовые составы, которые продаются в аптеке. Разрешается чередовать разные средства: использовать то одно, то другое. Растворы подбирают совместно с врачом-отоларингологом, исходя из того, какие аллергические реакции проявлялись у ребенка в анамнезе. Готовый препарат должен быть немного теплым (температура 34-36°). Объема 100-200 мл будет вполне достаточно для проведения одной процедуры.

Очень хорошо не только удаляет скопившуюся слизь, но также снимает отек и оказывает бактерицидное действие морская вода. Приготовить ее можно из сухой морской соли (1/2 ч. л. развести на стакан воды) или, за неимением оной, из обычной пищевой (1/3 ч. л. растворяют в стакане воды и добавляют 2 капли йода).

Перед тем, как приступить к процедуре, убедитесь в том, что нос ребенка не заложен. Отоларингологи советуют предварительно очистить полость от выделений либо с помощью аспиратора, либо путем тщательного отсмаркивания. Если и после этого проходимость носовых ходов остается затрудненной, разрешается закапать малышу сосудосуживающие капли (по одной капле в каждую ноздрю). После этого можно начинать промывание.

Процедуру проводят, стоя над раковиной. Раствор набирают в небольшую спринцовку с тонким носиком или пользуются специальным аптечным устройством (его еще называют «носовым душем»). Ребенку нужно наклониться вперед на 90°. Голову следует держать строго вертикально, наклонять ее во время процедуры вправо-влево нельзя. Попросите ребенка сделать глубокий вдох и выдавите небольшое количество раствора в одну из ноздрей. Жидкость полностью заполнит носовой ход и вытечет из другого.

Если вода будет попадать в рот, можно посоветовать ребенку произносить во время впрыскивания протяжный звук «и-и». Мягкое небо при этом подымается и отграничивает носоглотку. После этого необходимо высморкаться и повторить процедуру со второй ноздрей. И так — несколько раз. Завершают промывание продуванием носовых ходов, которое удалит остатки раствора со слизистой.

Если такой — проточный метод промывания (из одной ноздри в другую) — вызывает затруднения, можно попробовать более простой способ: впрысните небольшое количество жидкости ребенку в нос и попросите его тут же высморкаться. Следите, чтобы голова опять же находилась в вертикальном положении и ни в коем случае не запрокидывалась назад. Раствор не должен попадать ни в рот, ни тем более в уши. Даже небольшое количество жидкости, оказавшееся в полости среднего уха, спровоцирует серьезный отит, вылечить который потом будет очень нелегко.

По истечении 15 минут после промывания наступает черед назначенных доктором анисептических или антибактериальных средств. К антисептическим относят коллоидные препараты серебра, в частности протаргол.

В отличие от сосудосуживающих капель, которые нужно закапывать малышу на боку так, чтобы они не попали в рот и подействовали только на слизистую полости носа, протаргол закапывается на спине. Делается это для того, чтобы вещество стекло из носовой полости в носоглотку и достигло поверхности миндалины. Ионы серебра, содержащиеся в протарголе, убивают все болезнетворные микроорганизмы, а также немного подсушивают воспаленную лимфоидную ткань, уменьшая ее в размерах. В каждую ноздрю закапывают 2-6 капель препарата (в зависимости от возраста пациента и тяжести заболевания).

Рекомендуется, чтобы ребенок после этого какое-то время еще полежал на спине, не поднимая головы. В идеале — минут 15. Но если малыш капризничает, можно ограничиться и 5 минутами. Закапывание проводят по рекомендации врача, как правило, 2 раза в сутки в течение 2 недель. Повторный курс лечения может быть назначен через месяц. Не забывайте, что срок годности у 2 %-ого раствора протаргола очень небольшой. Всего 30 дней с момента изготовления. Поэтому старый флакончик с препаратом для нового курса использовать будет уже нельзя.

Не стоит пренебрегать и дыхательной гимнастикой, которую рекомендуют специалисты для лечения аденоидов. Проводить ее маме лучше одновременно с малышом, превращая процесс в забавную игру. Гимнастика укрепляет дыхательные мышцы, стимулирует кровообращение в пазухах носа, способствует профилактике гайморита. Кроме того, в процессе упражнений больной организм насыщается недостающим ему кислородом.

Гипертрофия небных миндалин

К сожалению, у детей аденоиды часто сопровождаются еще одним заболеванием — гипертрофией небных миндалин (по-народному, гланд). В таком случае затрудняется дыхание не только через нос, но уже и через рот. Небные миндалины, как и носоглоточная, защищают малыша от патогенных микроорганизмов, но делают это гораздо активнее. Поэтому их удаление — более ощутимая потеря для организма. Без них ребенок в большей степени подвержен риску бронхолегочных заболеваний.

Воспаленные небные миндалины представляют собой гораздо большую опасность, чем возможные простуды. Они — источник хронической стрептококковой инфекции, которая, периодически обостряясь, провоцирует развитие лихорадки и ангины. Последняя в свою очередь может дать осложнения на почки и сердце. Так что в случае «двойного комплекта» болезни бывает разумнее пойти на хирургическую операцию, нежели подвергать здоровье ребенка серьезному риску.

На стороне врача — доскональное знание проблемы и опыт. Поверьте, он до последнего будет сражаться за то, чтобы привести миндалины «в чувство» без скальпеля. Но если лечение не помогает, а аденоиды продолжают подрывать здоровье ребенка, то откладывать хирургическое вмешательство в долгий ящик не стоит.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровый образ жизни: советы и рекомендации